Имя.
Настоящее имя Лесса, но всем представляется как Блоха.

Пол.
Сука.

Возраст.
8 месяцев.

Вид/порода.
Дворняга.

Внешность.
Перед тобой стоит небольшая, даже для своего возраста, худощавая и поджарая самочка. Вся она покрыта коротким, коричнево-черным пухом, которые уже начинает облезать, уступая место жесткой взрослой шерсти. Носик черный, влажный. Шерсть на мордахе и вокруг глаз, а так же на лапках и на конце хвоста почти полностью черная.
В целом эта самая шерстка практически всегда грязная, неухоженная, неопрятная и всклоченная, что предает ей несколько помятый вид.
Глазки карие, с золотистым ободком вокруг черного зрачка. В глазах в основном можно прочитать наглость, неуважение и вызов всему этому миру.
Брови рыжеватые, выразительные.
Сама форма головы широкая, клиноподобная, с не длинной и тупой мордахой.
Щенок худой, но худобу прикрывает встрепанная шерстка. Лапки даже можно назвать большими. При правильном питании и жизни в достатке, Лесса могла бы вырасти в достаточно большую собаку.
Но все вышеперечисленно добавляет Блохе какого-то своего очарования, свойственного всем детям. Она вызывает умиления у старых самцов и материнский инстинкт у бездетных самок. И сама это прекрасно знает, достаточно часто пользуясь этим в каким-то своих целях.

Характер.
«- Прелесть моя…
- Я не прелесть.
- О, как жалко…»
(Булгаков)
С самого начала жизни Лессе приходилось доказывать, что она не просто так появилась на свет. Что она достойна существования на этой земле.
"Из одного креста можно было бы сделать две виселицы", - с презрением сказал специалист. (Станислав Ежи Лец)
С самого своего детства попав в немилость матери, Блоха начала бороться. Бороться за свое право на жизнь. Бороться за свой свет. С самого начала своей жизни она поняла, что ей нужно бороться. Что бы доказать, что она хоть чего-то стоит…
Эгоистична, расчетлива, не по детски коварна и хитра… Она частенько использует свой маленький, как казалось бы, возраст, в совершенно корыстных целях, обманывая окружающих. Она не переносит того, что бы с ней сюсюкались. Она ненавидит, когда её не принимают в серьез. Она ко всем обращается на «ты», не уважая ни возраста, ни мудрости. Наглая хамка, которой не нужен никто на этой земле.
Еле-еле выживая, проклиная каждый день, что обрек её на эти вечные попытки достать себе пропитание, выжить. Она просто не может бросить все и отказать от жизни. Но жить трудно…
«И небо отдастся во власть чудотворного танца…
- А… можно не в рай? Мне куда-нибудь… чтобы попроще.
- До ада? По лестнице вниз до крылатого старца
А после девятого круга – до Ангельской рощи.»
(Саша Бес)
Но она щенок. Она остается щенком, не смотря на то, что давно утратила детство. Ей необходимо общение. Ей необходима любовь и ласка. Но одна мысль об том приводит Лессу в немыслимый ужас. Она боится что-то менять в своей жизни, а потому старается избегать какой-либо привязанности.
Она наивна. По-детски наивна, как могут быть наивны только дети. Ей хочется спросить у кого-нибудь большого и сильного: «Почему трава зеленая?», «Почему небо голубое?», «Почему птицы поют так звонко этой весной?»
Блоха вспыльчива, в основном не сдержана. Может нагрубить без повода.
Она будет против ВСЕГДА. Не потому, что она действительно против этой системы, против обещества… Просто потому, что ей необходимо сражаться против чего-то. Ей необходимо сопротивляться.
Она достаточно умна. Маленькую головку довольно часто посещают любопытные мысли…
«Ножевое.
Куда-то под.
Под еще живое.
Не лживое.
Не то, чтобы живы мы.»
(Саша Бес)
Она любит мечтать. Слишком любит, что бы так просто от этого отказаться… Частенько можно заметить, как сядет, устремит взгляд карих глаз в небо. И улыбается… Чему-то своему. Любит мечтать… Придумывать что-то. Как и все дети.
Такая, слишком взрослая, но еще девочка.

Биография.
Ты с детства чесала за ушком Вселенскому Злу.
Тебе было по фигу – в царский дворец аль на плаху.
Но принц снизошел и оставил тебе поцелуй.
А ты его очень тактично отправила на х*й.

И, строя прискорбную мину всей царской родне,
Вином поливала любимые розы принцессы.
От «нежных» речей твоих все становились бледней:
«Еб*те мне мозг? Папа! Мама! Я против инцеста!»

Ты с радостным визгом купалась в осенней листве,
Болталась на ветках безмолвного старого кедра,
Жевала с богами амброзию – солнечный свет,
А ночью сбегала на зов переменного ветра.

И время, тобой опьяненное, плыло назад.
Святые спивались, и падали в обморок черти.
А ты, наигравшись по полной, закрыла глаза…
Закрыла глаза и придумала жизнь после смерти.
Саша Бес

Карен поморщилась.
Под её животом копошились пятеро мелких комочков. Она никогда не хотела детей… Эта обуза свалилась на неё чуть ли не с неба. Знакомство с их отцом получилось какое-то бурное, спонтанное, абсолютно непредсказуемое… Карен едва ли помнила имя того пса.
Развратная, ленивая, истеричная, уже не молодая сука, была предводительницей местной собачьей банды. Щенки были явно не на пользу…
Серая сука задумалась. И что же делать с ними?.. Вздохнув, она ткнулась носом в одного из щенков. Тот взвизгнул. Противно…
Аккуратно подцепив его челюстями, она с легким усилием сжала их. Щенок пискнул, умер почти мгновенно. Карен немного растерялась: они были такими хрупкими… такими маленькими…
Остальные четверо новорожденных засуетились. Может быть, искали материнские соски, полные молока. А может быть, ощутили приближение смерти…
Карен смотрела на них. Маленькие, вроде бы противные, но свои… Она вряд ли когда-нибудь будет их любить. Но… материнский инстинкт брал свое.

Карен с самого начала выделяла для себя одного щенка. Маленького кобеля, черного цвета. Она любила лишь его. Остальным приходилось туго. Остальные щенки выживали как могли. Карен заботилась о них, конечно, но…
Именно но.
Щенки были почти постоянно предоставлены сами себе.

Лесса проснулась. Утро встречало её седыми лучами. Холодно. И хочется есть… Действительно хочется есть. Так никогда не хотелось есть…
А рядом – два тельце. Брат и сестра… Она слышит дыхание. Но дыхание лишь одного существа. Сестры. Брат… А что брат? Лесса подняла мордашку, ткнувшись носиком в его шею. Бездыханное тельце.
Умер?
От него пахло ужасно. И дело даже не в том, что он уже начал подгнивать и насекомые ели его изнутри, нет… От него пахло смертью. Её будоражующим запахом. Запахом бывшей жизни. И не было за этим запахом ничего. Пустота…
Крик прорвал утреннюю тишину. Вопль ужаса.
Лесса впервые столкнулась со смертью.

Голод усилился. Слишком усилился, что бы его можно было терпеть. Карен наведывалась все реже и реже. Ей тоже было не сладко. Она со своим любимчиком теперь перебралась жить ближе к людям, в теплый подъезд.
Лесса с сестрой остались на свалке, в дырявой коробке. Жались друг к другу, тряслись от страха и холода…
Достало. Достало этот почти постоянный страх смерти. Достал… Нужно что-то делать. Нужно вставать и куда-то идти. Иначе – они здохнут… Обе.
Лесса повернула голову, изучая едва живое тельце рядом с собой. Сестра обречена. А значит…
Впервые Лесса принесла смерть. Что бы сожрать свою сестру. Что бы спастись самой… А потом сбежать.
Её не искали. Зачем?

Она жила ото дня к дню. Скудно питаясь, мучаясь кошмарами. Сама себе, влекомая запахами улиц, дала прозвище – Блоха. Будто бы в доказательство того, что все, чего он добилась и чего достигла – полностью её заслуга. А значит, она должна нести то имя, которое придумает себе сама.
… всегда боялась высоты, всегда любила сидеть на крышах.

Личный статус.
Мой маленький Наполеон

Связь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.